Повесть о городском шамане Назад

Повесть о городском шамане

Речь в этой статье пойдёт о работе мага (волхва/шамана), сосредоточенного не столько на так называемом «правом пути», берущем своё начало из каббалистического символизма и гностических и алхимических изысканий и шифров, сколько о тех вопросах практической магии, которые стоят перед человеком, предпочитающим с самого начала своей практики использовать символические системы скорее природного и осязаемого, нежели умозрительного характера – таких людей можно назвать практикующими шаманизм или зейд, или, попросту говоря – работу в ИСС (измененном состоянии сознания). Хотя, безусловно, являясь и практиком западной ритуальной школы, я не обойду некоторых аспектов оной в своих словах здесь.

Случалось размышлять мне над способами быть собой в условиях города: над сутью попыток стать тем, кем зовёт, кажется, стать душа - магом или шаманом или волхвующим. Термин не важен и для каждого свой. Даже слово "кажется" в этом контексте говорит о не останавливающемся и поныне поиске. Мой личный путь доселе пролегал через создание своих личных "таин(ств)" в чертах и резах, а проще - рунах (как один из шагов в магической работе, помимо изучения существующих техник, символизма, мифологий) и через постоянное преодоление бытовых ситуаций, которые дарует город и близкое общение с обстоятельствами цивилизации и тех напряжений и натяжений, что создаются в душе скученностью людей и обстоятельств в мегаполисе. Уйти в лес - нет возможности. Отчасти и нету желания. Но есть желание делать то, к чему зовёт душа и что, по мнению многих, является невозможным в условиях города. Остается выбор - бежать или оказываться на постоянной "растяжке" между двумя нестыкующимися потребностями: души и условий обитания.

Маг действует через набор образов, которые он активирует в голове (а также душе, психике, подсознании - везде, пожалуй). Это некоторый алфавит, который является набором кирпичиков для активации психических сил, которые позволяют заложить основу "строения" будущего результата в том "плане", на который направлено действие (это решает сам маг и остается на его совести). Находясь в структуре современного города, человек уже не чувствует связи со всеми образами (буквами-образами, формирующими слова, формирующие предложения и в конечном итоге - законченный по смыслу текст магической работы), которые были актуальны для его предков много лет назад. Часть образов, конечно, сохраняет свою значимость всегда. Часть приходится (или придётся) заменять теми аналогами, сиречь, новыми символами, имеющими схожее значение, которые есть на данный момент в образной системе волхвующего.

Путём анализа и синтеза следует уяснить для себя, не способны ли явления, окружающие нас ныне, быть отраженными в старых образах, живущих, пусть и неявно, в нас - в нашей крови, и способных подняться сразу же, как только мы найдём им должную привязку в новом мире. Одним из весьма важных инструментов магического мышления народа/племени является тотем. Поскольку человека в жизни окружает множество всяческой живности (и у этой живности есть свои характерные ей свойства, а культура за многие века создала богатый фольклор и врастила в себя образы некоторых свойств или качеств, или явлений, связав их определенными видами животных, характерными для местности обитания племени или народа), тотемные животные являются неотъемлимой частью мистического сознания людей, особенно тех из них, кто считает себя волхвующим.

Однако «знакомые/значимые» тотемические образы для постоянного жителя мегаполиса в большинстве случаев оказываются ограниченными двумя-тремя млекопитающими из прирученных, а затем одичавших (псом, кошкой), грызуными (крысой, мышью), а также несколькими видами паразитирующих насекомых и парой-тройкой видов птиц. Обычно эти образы оказываются чрезвычайно обыденны или, что случается зачастую - неприятны и враждебны. Всё же, и из этого скудного набора можно вытянуть свой символизм, который полезен и способен запустить необходимые для правильного магического делания психические процессы. В виде примера. У многих ли из нас птица голубь, столь распространенная в больших городах, вызывает ассоциацию с "символом мира", которая так упорно приписывается этому творению природы? Даже голубь как птица-посыльный для современного горожанина ничего не говорит, кроме какого-то анахронизма. Обычный сизый голубь. Скорее голубь может оказаться птицей, хоть как-то разбавляющей (наряду с вороной и галкой) асфальтовое однообразие. Ещё образ - разносчик инфекций, так как кормится на помойках. И ещё образ - эти птицы поедают некоторые виды насекомых. При этом, в общем и целом, не нанося вреда человеку, за исключением казуса со шляпой, по случайности облепленной испражнениями. То есть в принципе - сущность, которая живёт, приносит незаметную пользу, так или иначе, не подпускает к себе из-за своей нечистоплотности, но так или иначе полезная для человека. Симбиот. Или - потенциальный союзник.

Ещё образ: муравей. Первое, что приходит в голову – трудолюбие. А для тех, у кого дома они живут – постоянный раздражающий и вредоносный фактор. Что из них выбрать? Каждый да решит по своему. Однако муравей, являясь существом не наделенным ничем, кроме инстинкта, является классическим примером слепой силы, действующей по человеческим меркам в малом масштабе, но будучи объединённой в один «поток», способной дать фору любой человеческой «стройке века» по производительности на единицу времени.

Конечно, эти примеры довольно натянуты и могут быть расширены или дополнены, или исправлены, или перенесены на иные существа – на то это и пример. Но таким именно способом повседневные и порой опостылевшие образы могут обрести новое значение для человека в условиях, удаленных от природы настолько, что выезжая "на дачу" мы порой себя чувствуем в ином мире. В некотором роде, наверно, человек, который оказался оторван от природы, стал ценить её несколько больше, чем тот, кто живёт в ней постоянно и для кого она - постоянная среда обитания... однако однозначно можно сказать, что человек утратил при этом отделении от природы огромную долю знаний о ней. Мало кто из нас, например, сможет похвастаться знанием многих свойств трав и деревьев, знанием того, как охотиться.

Собирательство, конечно, в некотором роде сохранилось - грибники и ягодники остались в большом количестве и по сю пору, а вот травников гораздо меньше. Безусловно, и культуры общения с природой у человека из современного города убыло. Но это в некотором роде - вопрос нравстенности человека, и рассматривать тех, кто, выезжая за город на picknick, оставляет на лоне леса кучу бутылок и использованной пластмассовой тары, мы не станем здесь.

Маг или волхв, обладающий нравственным началом, достаточным для того, чтобы не плевать в колодец (что и делает его волхвом и ведуном - знающим, то бишь, магом), однако живущий в городских условиях, имеет совершенно реальный инструмент перемещения себя в мир более возвышенный, более естественный и более живой сразу же, одним только фактом изменения среды своего обитания с городской на "лесную". Но одновременно, из-за меньшего знакомства с этой средой, он погружается в мир более опасный, чем привычное удобное лоно цивилизации. Каждый, однако, да найдёт свой путь!

Image title

Далее: из-за весьма узкой образовательной специализации большинства людей и появлению доминирующего влияния технологического фактора значимыми могут оказаться образы из сферы "достижений НТР". Скорее всего, это могут быть образы машин и/или процессов, которые пусть и созданы человеком, но способны оказаться стихийно-неуправляемы. Но эта связь со стихийностью явлений спокойно может позволить человеку с воображением и некоторым образным базисом (почерпнутым из литературы, из времен, проведенных на лоне природы и т.п.) вернуть некоторые старые символы, кажется, уже не актуальные, на своё место.

Вспоминается мне один из случаев, когда совершенно современная картина вернула меня в состояние Иоанна Богослова, в духе видящего будущее. Это случилось на мосту через железнодорожные пути, вечером, ранней зимой. И тогда перед глазами моими огни домов вдали превратились в языки адского пламени, а тепловозы и составы - в длинных червей, некоторые из которых выбрасывают из чрева людей, а некоторые содержат их в себе, а некоторые только жуют; картина этакого ада для человека, незнакомого с этой средой. Или картина, которая способна символизировать процессы переноса и переработки веществ и материалов в почве. Вариант - алхимическое и физическое гниение, а картина будет символом символа для первого случая и прямой ссылкой на подобные процессы во втором.

Отмечу, что я не использовал никаких наркотиков для этого. Я был уставшим, возвращался с работы и о чем-то размышлял. Вдруг вид вокруг "позвал" меня заставить себя переназначить изображения перед глазами. Я это сделал, постепенно, усилием фантазии и воли. Получил незабываемые ощущения. Однако это была просто тренировка силы воображения и способности поверить самому себе - что требуется для результативной, а не сугубо скептической духовидческой работы. Безусловно, в некотором роде я отошёл в этой статье от идеи "Our method is science, our aim is Religion", однако те или иные состояния сознания нужны магу в различных ситуациях его жизни и последующий логический анализ своего экстатического и абсолютно не поддающегося, а точнее, не подвергающегося в момент появления правилам логики и такому анализу, состояния - важная часть работы.

Предыдущим абзацем я пытался проиллюстрировать свое видение того, что современные урбанистические картины вполне способны отнести человека к миру прошлого, который ассоциируется гораздо легче с миром духов и духовности, миром идей, нежели видящийся бездуховным (и порой являющийся, в зависимости от точки зрения) мир современности. Главная задача "городского" шамана, оказывается - не только возвращение себя физически в условия мира прошлого. Для живой духовной мысли важно переназначить систему образов и адаптировать её для своих целей, исходя из непосредственной среды обитания, личной образованности, культуры и личных свойств - под себя. Тогда работа станет гораздо эффективнее.

Шутки (или примера) ради можно представить также и соотнесение стихий в известном ритуале изгоняющей пентаграммы для случая метрополитена: пусть очищение воздуха будет успокоением нервной системы и напряженности от неприятных ощущений из-за давки и скопления народу. Аутотренинг "я спокоен, а они - не раздражают". Пусть очищением стихии воды огня станет реализация мысли "я взаимодействую с людьми и механизмами так, как то предположено «Правилами пользования метрополитеном»". Пусть очищением стихии воды станет правильный выбор, например, станции пересадки... например. Или пути обхода толпы или беснующейся истерической психопатки, выбравшей вагон метро полем для удовлетворения своих «порывов души». А для стихии земли уже не просто очищением, а в некотором роде катарсисом, пусть станет реальность правильного взаимодействия с этой сложной системой - посредством Вашего Духа, в стремлении к Гармонии и Красоте (например, Вашего С.А.Х., если этот образ для Вас значим).

Пусть этот пример и может показаться заужением смысла РП, это - реализация его для конкретной ситуации, для жизни, и потребует более конкретной работы от человека, нежели просто символическое выполнение ряда телодвижений с вибрацией ряда имён. Но это же и позволит создавать и закреплять связи в мозгу, являющиеся тем самым базисом "букв", которые создают мантру или песнь, или поэзию камлания каждого из нас.

(c) Fr. Любосвет