Отчет о шаманских путешествиях Назад

шаман

Слово "шаман" давно стало общим местом в современном оккультизме. Его многие используют, но не многие понимают его истинный смысл. Это слово пришло из языка эвенков и означает "тот, кто знает". Сегодня некоторые считают, что шаман - это любой знахарь или последователь народной медицины. Другие шаманами называют тех, кто обладает сильной личностью и интенсивным взглядом. Но на самом деле шаман определяется тем, как он работает. Говоря просто, шаман – это человек, который по своей воле изменяет состояние своего сознания, чтобы вступить в контакт и\или отправиться в путешествие в иную реальность дабы обрести силу и мудрость. 

Существуют различные техники вхождения в особое состояние сознания, техники экстаза, в терминах Мирча Элиаде. Это уединение, голодовка, суровые физические испытания, прием галлюциногенов, длительное сидение в пару, раскачивание на качелях, танцы под ритмическую музыку. Вместе с тем, есть шаманские техники, которые встречаются в самых разных традициях практически в неизменном виде, как например, монотонный ритм, выколачиваемый колотушкой из бубна, погремушками, ударами камней или палок друг о друга.

С помощью ритмичных ударов бубна, танца и пения шаман осуществляет сдвиг сознания, который и позволяет его душе путешествовать в миры, традиционно именуемые миром духов. Во многих культурах эта альтернативная вселенная разделена на три основные части: верхний мир, средний мир и нижний мир. Эти миры соединены Мировым Деревом, чьи корни уходят глубоко в нижний мир, а крона поднимается в верхний. 

Кроме бубна наиболее часто встречаются такие шаманские инструменты как погремушка, варган, диджириду, кристаллы, кости, специальные инструменты для хранения и переноски душ и духов. Я имею опыт использования двух основных инструментов - бубна и погремушки. Бубен, как правило, используется для серьезной работы, для путешествия или исцеления, погремушки же – для призвания духов и пляски силы.

В этом тексте я описываю цикл путешествий, который был совершен мною в течение суток. И хотя прежде я не раз имела опыт практической работы с духами, я могу считать этот опыт первым в моей жизни полноценным путешествием с использованием шаманских техник. После этого цикла были и иные путешествия, более серьезные и, возможно, с более глубокой проработкой, но я остановилась на этом цикле, потому что первое путешествие, как и первый секс, воспринимается совершенно по-особенному.

Перед основной работой были совершены подготовительные. Работа началась с пляски силы. Этот ритуал позволяет практику открыться, перейти к «чуткости» восприятия мира. Погремушки начинают свой танец в руках практика; главное – отдаться этому состоянию, позволить рвущейся изнутри силе овладеть практиком и направлять его движения. К погремушке необходимо особое отношение – это не просто инструмент. Ее можно назвать антенной силы. Порой, работая с погремушкой, я чувствовала, что держу в руке оголенный провод – такая сила шла через меня. «Погремушка мудрее меня» говорит шаман, и в этом есть своя истина. Как персонаж, выходящий из-под руки писателя, живет своей жизнью, так и погремушка оживает в пляске силы и обретает свой собственный характер, далеко не всегда совпадающий с характером ее владельца.

Во время пляски силы практик впадает в транс, однако, основная работа еще впереди. Пока же цель – освободиться от привычных оков материального мира и истончить грань между реальностью и сном. Во время пляски силы может придти песня. Про себя скажу, что я весьма изумилась, когда поняла, что те жутковатые звуки, которые я слышу, издаю именно я. Предполагать, какими именно будут пляска и песня, бессмысленно. Они приходят сами. 

Хочу отметить еще один важный элемент пляски силы. Определение танца, принятое практически всеми танцевальными психотерапевтами, звучит так: «Танец – это спонтанная трансформация внутреннего мира в движение, в процессе которой пробуждается творческий потенциал и потенциал к изменению старого образа жизни». Из путешествия мы никогда не возвращаемся неизмененными. И пляска силы – полное раскрытие себя – наилучшим образом подготавливает разум к изменению.

От себя отмечу, что не раз и не два общалась с людьми, считающими себя серьезными практиками, но пасующими перед необходимостью в движении и голосе выразить свою внутреннюю сущность. Причины могут быть разным, от неумения танцевать до стеснения собственного тела, но, как правило, в основе лежит боязнь социальной оценки. И это от людей, стремящихся выйти из-под власти общественного мнения! Полагаю, именно шаманская пляска, которая танцуется лишь для себя и не подвластна критериям эстетики (порой она может напоминать конвульсии), способствует сбросу оков Системы. 

После пляски проводится ритуал призвания духов, который необходимо выполнять перед каждым путешествием. Практик, двигаясь посолонь, приветствует и призывает при помощи погремушки силы каждой из сторон света, с просьбой о помощи в путешествии. Нет четкой формы обращения, поэтому каждый практик обращается к тем силам, которые ему ближе, или с которыми он намерен работать. Затем практик производит аналогичное обращение в направлении земли и неба. Этим практик обозначает свое место в системе миров. Затем, памятуя о тринадцатой фее из «Спящей красавицы», практик делает круг посолонь, приветствуя и призывая тех духов, которые могут или хотят помочь в путешествии. Это базовый ритуал, который весьма подвластен изменению, и многие практики с течением времени изменяют ритуал. Этот ритуал советуют делать ежедневно; если после этого не проводится путешествие, практик заменяет просьбу о помощи на приветствие.

Несомненно, этот ритуал по своей структуре напоминает ритуал пентаграммы. Однако, представляя собой более архаичную форму, он обладает рядом преимуществ. Обращение идет в очень личной форме, что делает этот ритуал весьма интимным. Возможно, вследствие этого ритуал обладает невероятной силой воздействия. Ощущение присутствия возникает сразу же после его проведения. Так же, возможно, причиной является использование в ритуале погремушки, которая истончает границы реальности.

После ритуала начинается собственно путешествие. Под звуки бубна я ложусь, надеваю на глаза повязку. Кто-то, несомненно, скажет, что подобный способ – кастрация техники: шаману необходимо работать с собственным бубном. Нисколько не споря, отмечу лишь, что современный человек, живущий в мегаполисе, находится на таком уровне контакта с духами, который практикующий шаман оценил бы как полную несостоятельность. Поэтому любой метод обязательно должен включать уровень техники, освоить который сможет житель мегаполиса. Не год, и не два проходят, прежде чем современный человек научается уходить в путешествия с собственным бубном. Для человека же, который не в состоянии естественно двигаться, одновременно пребывая в одном из миров, необходима неподвижность тела.

Важная идея, которую мне принесли путешествия, заключается в возможности просить духов о помощи. Это, кстати, касается и сновидений. Там, где личной силы человека не хватает на преодоление сопротивления мира, с помощью помощника можно хоть в игольное ушко пролезть, что, кстати, не раз делали сказочные герои. Практикующему шаманские путешествия я советовала бы внимательнее читать сказки, потому что почти каждою сказку можно рассматривать как путешествие за мудростью, в ходе которого герой часто проходит инициацию, и уж точно никогда не возвращается неизмененным.

Шаманское путешествие


Трип 1.

Нижний мир.

Обретение животного силы.

Целью данного трипа было найти животное силы и просить его о трансформации себя в контексте существующих отношений так, как мне было необходимо. Животное силы – это понятие объемное. Оно может включать в себя и комплекс качеств, присущих в общественном сознании этому животному, становясь символом, идеалом, к которому стремится практик. Но при этом и сам человек может принимать облик животного силы, придавая ему индивидуальные черты. Животное силы – это природная, дикая, в терминах Клариссы Эстесс, часть, знак принадлежности к древнему миру. Надо сказать, что я много раз до этого путешествия общалась с животным силы, но ни разу не видела его. Я пыталась отыскать его изображение в различных энциклопедиях, но безуспешно.

Особенность шаманских путешествий заключается в том, что необходимо четко представлять себя, выходящим из вполне реального места, в котором находится практик, до вполне реального места, которое и будет входом. Мне сразу пришел на ум вход в подвал на моей даче, от которого веяло сыростью, холодом, в котором была абсолютная темнота и страх – настоящая дверь в нижний мир.

Сначала мне сложно было уйти, но постепенно картинка стала ясной и отчетливой. Интересно, что можно было двигать телом, и эти движения абсолютно не мешали путешествию. Долго я не могла спуститься – постоянно выталкивало, но в конце концов я упала внутрь, и меня закружило с бешеной скоростью в вихре тьмы. Напоминало колодец, в который падала Алиса. Время от времени мелькали образы, но ни к одному не удавалось приблизиться. Наконец, меня вынесло к покосившейся избушке, в которой я как-то бывала в медитации. Там также был вход вниз. Я спустилась и оказалась в довольно неприглядном пейзаже: серое небо, грязная проселочная дорога, на которой я стояла. Вдалеке виднелся хвойный лес, и я захотела приблизиться к нему, но что-то меня не пустило.

Вдруг боковым зрением я увидела нечто. Странное животное. Морда его ужасна, жесткая шерсть желтого цвета, большие уши с кисточками, сильное тело и алмазной остроты когти. Оно шло ко мне на задних ногах, и было выше на голову. Я потеряла дар речи, но затем все же смогла спросить: «Ты – мое животное силы?» Оно не ответило (как я позже поняла, оно вообще не умеет говорить человеческим языком), но обхватило меня своими лапами, несколько раз расцарапав до крови. Неожиданно я почувствовала безграничную любовь и стала ласкать и гладить его. Я села на него верхом, и он начал двигаться огромными прыжками – прекрасный, сильный зверь. Он пронес меня еще ниже, в следующую пещеру, в центре которой было озеро. Я уже не обращала внимание на окружающий пейзаж – мною овладело лихорадочное желание достичь чего-то, что я инстинктивно наметила своей целью. 

Я пыталась пройти в воду, но это препятствие было серьезнее прочих. Тогда я объяснила моему зверю свою просьбу. Он встал на задние лапы, одним ударом вышиб меня из моего тела, так что я стала наблюдать за происходящим со стороны. Затем он начал рвать мое тело когтями. Он сорвал всю мою оболочку, и я другая оказалась под ней, меньше, темнее и гораздо жестче. Я опять ощутила себя в своем теле. Я села сверху на зверя, и мы попытались войти в озеро. Долго нам это не удавалось, я ощущала почти физическое сопротивление, но в конце концов мы провалились в иную пещеру – старый, полуразвалившийся храм, покрытый древними письменами, с высокими колоннами, уходящими в темное небо. Где-то вдалеке я увидела нечто сияющее, источник силы, но добраться до него не успела – прозвучал зов назад.


Трип 2.

Верхний мир.

Поиски Учителя.

Так уж повелось, что в нижний мир ходят за помощью, в верхний – за ответами. И хотя это разделение весьма условно, я отправилась в верхний мир с той же проблемой, но сформулированной иначе – как поиски причины происходящих в моей жизни событий. Ну и, разумеется, я отправилась на поиски того, кого практики скромно именуют Учителем. 

В качестве входа я выбрала пирамиду. Я долго и терпеливо взбиралась на нее, пока не оказалась наверху. Там я обнаружила, что мерцающие звезды соединены серебряными нитями, которые, переплетаясь и закручиваясь спиралью, образуют лабиринт. Я ухватилась за свободный конец и принялась за долгий подъем. Путь мой пролегал вертикально вверх, декорации сменяли друг друга: порой возникали облака, освещенные розовыми и красноватыми бликами восходящего солнца, иногда мне приходилось протискиваться в узкий проход в какой-то плотной материи. Я понятия не имела, куда идти. Время от времени я видела больших белых птиц, которые медленно кружили вокруг той нити, за которую я держалась, но других живых существ я не встретила. В какой-то момент я поняла, что бесцельно блуждать смысла нет, и села верхом на одну из птиц, которая понесла меня среди облаков.

Вдруг откуда-то появился маленький обезьяноподобный старикашка в одеянии китайского императора. Он молча схватил меня за руку и прыгнул вниз. Это был головокружительный полет. Он с такой легкостью протащил меня в тот самый храм в нижнем мире, в который мы с таким трудом пробирались, что даже стало немного обидно. Старик мгновенно исчез. Я направилась к тому прекрасному источнику силы, который видела в прошлый трип. Оказал, это бьющий из земли источник вязкой жидкости черно-белого цвета, причем черные капли не перемешивались с белыми, образуя красивейший узор. Я встала в этот источник и почувствовала безграничное умиротворение, свободу и ясность.

Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мне недвусмысленно намекнули, что пора назад. «Подожди!» - закричала я, - «Я не понимаю этого образа. Объясни так, чтобы я поняла». В этот момент я почувствовала, что в мое тело втыкаются лезвия. Но боли не было, это также было приятно, хотя ощущения и отличались. В конце концов, лезвия срослись с моим телом, и я стала ощущать себя ощерившейся смертоносными лезвиями птицей. Затем прозвучал зов, и меня вытолкнуло. Учителя я так и не встретила.


Трип 3.

Срединный мир.

Обретение Учителя.

Несмотря на то, что ответ я получила из предыдущих путешествий, оставалось во мне ощущение незаконченности, незавершенности. Поэтому мною было принято решение об еще одном путешествии с этой же темой – на этот раз в срединный мир. Чтобы попасть в срединный мир, практик выбирает место, в котором он уже был, «место силы», и вступает в контакт с обитающими там духами. Я опять отправилась в пустыню, в то место, где когда-то со мной произошла одна из сильнейших трансформаций в моей жизни. 

Придя на место я позвала духа; не получив ответа, я решила разжечь костер. Я почувствовала присутствие духа, когда вдруг увидела всадника в темных одеждах в арабском стиле на прекрасном черном жеребце. Он подъехал ко мне и протянул руку, предлагая сесть. Я растерялась, потому что это был явно не тот, кого я ждала. Но я все же села за спину всадника. В какой-то момент меня осенило: «Ты Учитель?» – «Да». «Черт побери!» – в сердцах воскликнула я, – «Что же ты не появился в верхнем мире, когда я тебя искала?». «А тогда не нужно было» – прозвучал ультимативный ответ. «Я должна спросить у тебя..» – «Сначала приедем на место». Мы скачем по пустыне, в какой-то момент конь сбрасывает нас, и мы катимся по песку, затем занимаемся любовью. Интересно было, что все ощущения были практически аналогичны реальным. В какой-то момент Учитель вскинул руку и указал мне на встающее солнце. Этот образ не покидал меня на протяжении всего трипа.

В какой-то момент мы скатываемся к темному водоему, и я понимаю, что это вход в нижний мир. «Мне нужно туда?» – «Вообще-то нет, но если хочешь…». Я пытаюсь войти в воду, но мне это не удается. Такого места не могло существовать в реальности – маленького озера с абсолютно черной водой, значит, это был проход в нижний мир из среднего. Это более серьезный трип, и в этот раз мне не удалось его совершить. Тогда я оборачиваюсь и вижу высокий песчаный холм. Я взбираюсь на него, затем зову моего зверя, который появляется мгновенно. Мы долго летим вертикально вверх, пока я не вижу среди облаков город, который достоин быть помещенным в самые прекрасные и чистые детские фантазии, освещенный красными бликами восходящего светила. Но мы не можем туда пройти. Я понимаю, что это проход в верхний мир. Таким образом, мой учитель указал мне два выхода из срединного мира в иные миры. 

Мы с моим зверем бежим среди облаков, когда я вижу скачущего рядом со мной всадника. Он спрыгивает с лошади, влетая в меня и пронизывая мое тело, разделяя его на шесть частей. Я вижу это, но ничего не могу поделать. Это совершенно поразительное ощущение – быть в состоянии шевелить своим физическим телом, но при этом не быть способной хотя бы что-то изменить в видении. 

Появляется паучок, который связывает мое тело паутиной и подвешивает его на своих нитях. Появляется медведь, и они вместе с моим зверем начинают рвать мое тело, разбивают кости черепа и разрезают живот. Но я не чувствую боли – в мое тело как будто внесена анестезия. В какой-то момент я спрашиваю Учителя: «Что они со мной делают?» и получаю ответ: «Исцеляют». В какой-то момент мне удается преодолеть сопротивление, и я вылетаю из своего тела. Мое новое тело начинает само танцевать безумный танец. Но Учитель снова меня распинает, и все продолжается. 

В какой-то момент я слышу зов назад, и меня охватывает ужас, что я не смогу вернуться, ведь я не могу пошевелить и пальцем. Я кричу: «Мне пора!». Ко мне подлетает мой зверь, хватает меня зубами и молниеносно впихивает в мое физическое тело. Я успеваю с последними звуками зова. После этого трипа у меня осталось четкое ощущение, что все, что необходимо было сделать, сделано, и мне нельзя более идти в путешествие с этой проблемой.


Трип 4: бонусный.

Холотропка.

Этим вечером я вернулась домой в состоянии далеко съехавшей точки сборки. Однако на этот же день у меня был назначен сеанс холотропного дыхания, который я решила не отменять, хотя подозревала, что предыдущие трипы окажут серьезное влияние. Так и произошло. Так как мне нельзя было идти с той же просьбой, я подумала о некой проблеме, относящейся к сфере сексуальности.

Итак, холотропка. Очень быстро проскочив этап проявления зажимов, я ушла глубже. Я хотела попасть в лес, но несколько образов, где я попыталась удержаться, у меня сорвались, в результате я оказалась в том же месте, где встретила животное силы. Внезапно я стала проваливаться ниже, в пещеру, скользя по теплой глине, освященный неярким светом. Я слепила из глины фигурку женщины с большой грудью и животом, напоминающую старинные фигурки богини-матери. Внезапно приходит имя – Барбело. Несколько раз она произнесла «Люби себя». 

Я стала проваливаться еще ниже, скользя по горному ручейку, который скользил среди темных, каменных стен. Внезапно я попала на залитую солнечным светом поляну, через которую протекала чистейшая река с песчаным дном. Я напилась из реки.

Декорации резко сменились, и я оказалась рядом с полным лавы водопадом, в который я погружала свои руки. Иногда водопад застывал, я обращалась к Барбело, и он снова начинал литься. Я позвала Учителя, и он явился – в образе гигантского демона с закрученными рогами овна, сидящего в позе козла Мендеса над водопадом лавы. Он посадил меня себе на колени, моя голова была на уровне его груди, и я слышала биение его сердца. Я чувствовала защищенность и умиротворение. Он сказал: «Тебе пора возвращаться». Я попросила его оставить нечто для меня, тогда он нанес мне своими когтями четыре царапины на спине. На этом путешествие закончилось.

В заключение я хочу отметить специфику шаманских трипов: в каждом путешествии со мной происходили странные, порой болезненные трансформации. Эти трансформации наполняли энергией, убирали лишнее, старое, затхлое. Ощущения происходящих изменений были совершенно реальными, несмотря на то, что я продолжала ощущать свое физическое тело. Эти ощущения очищения и наполненности силой оставались и по возвращению из трипа. 

Не могу не вспомнить, что в большинстве шаманских культов познание себя, посвящение представлено в форме саморазрушения для последующего возрождения. Олард Диксон упоминает посвящения, во время которых шаман приходил в нижний мир, где умирал, а его плоть пожирал Медведь. Плоть (символ прошлой, материальной жизни) поглощалась Духом (который принимал облик Медведя). Новая плоть шамана служила олицетворением нового рождения для материальной жизни, которая отныне управлялась Духом, а не наоборот, как было до инициации.

Многие практики быстро обнаруживают, что эта шаманские техники не только наполняет силой, но и очень возбуждает. Однако работа шамана заключается не только в достижении экстаза при контакте с духами. Работа шамана - в том, чтобы войти через двери этого экстаза в мир духов и найти там мудрость, силу, помощь, которые нужны ему для работы в обычном мире.

(с) Sr. Ba-Stiw