Духи славянской мифологии: Самовила, Ночница, Наречница. Назад

Самовила

САМОВИЛА.

Является женским существом, наделенным положительными свойствами в болгарской, словацкой, хорватской мифологии. На свет появляется от утренней росы, располагающейся на растениях, в тот самый момент, когда и солнце светит и дождик накрапывает. По легенде 13 века самовилой считали проклятую богом сестру Христа, которая хвасталась словно она красивее брата.

В другой легенде самовилы - дочери Евы, которая скрыла их от бога. Они живут в горах, в пещере, в скалах, в яме под землей, в источнике. Каждый водоем имеет свою покровительницу-самовилу. Она появляется из воды и живет в своем жилище, скрываясь от людей. Тех, кто пытается проникнуть к ней, сурово наказывает. Может появиться на опушке леса, на пепелище, на мусорной куче, на дереве. Возникает, как правило, на рассвете, в новолуние или в ночь, накануне весенних и летних праздников. Самовилы невесомы, они летают по воздуху, либо двигаются бесшумно, как тени. Физически очень сильные, знающие все о свойствах растений. Их деревом считается боярышник. Они любят ездить верхом, купаться, умываться, расчесывать волосы, имеют свою предводительницу.

Там, где самовилы играют и поют - буйно растет трава, и кругами вырастают грибы. К самовиле обращались больные с просьбами о выздоровлении, принося чашу вина. Самовилы часто сожительствуют с мужчинами, вступают с ними в брак, рожают детей, но вскоре убегают, бросая их на мужа. Дети, вскормленные молоком самовилы, очень красивы и сильны. Самовилы, как правило, доброжелательны к людям, они приносят им счастье, урожай, одаривают златом-серебром, помогают по хозяйству, заботятся о потомстве, лечат раны. Но, если причинить им вред, то насылают болезни и даже убивают людей.

Если самовила завистлива, то она могла мстить человеку за его красоту или хороший голос - забрать воду из колодца, иссушить его поле, украсть часть урожая, повредить скот.

На вид самовила высокая, стройная, красивая молодая девушка с длинными распущенными волосами, в светлом одеянии с золотым поясом или короной на голове. Своими одеждами она скрывает ослиные или коровьи ноги с копытами, а также крылья - свидетельствующие о сверхъестественных способностях. Волосы их имеют неприятный запах. У них большие груди, которые они перебрасывают на спину. Их пищей является мед, козье молоко, а так же хлеб. Могут питаться той едой, которую человек спрятал в пещере.

У сапазных сербов называются вилами, Сербы называют самовил златокосыми, сладкими. Чтобы не пострадать от завистливой самовилы, нельзя пить воду, набранную после захода солнца, ходить по тем местам, где они водили хороводы. В Хорватии считают, что самовмлы исчезают с появлением огнестрельного оружия, с их уходом человек стал более беззащитным перед нечистой силой. Самовилам посвящено много песен и стихов, в которых ведется речь, будто один пастух убил самовилу, о ребенке, рожденном от брака человека с самовилой, о ее замужестве, когда она уступила человеку, укравшему ее одежду, корону и крылья. Однако ей удается обманом вернуть украденное и она улетела.


Ночница

НОЧНИЦА.

В мифологии у белорусов и руссов - это были демоны ночи. Они нападали на некрещеных или новорожденных детей. Ночницей становилась ведунья, не имевшая при жизни детей. Считалось, что чем она занималась при жизни, тем будет продолжать заниматься и после смерти.

Ночницы попадали в дом через окно или в дверь, стояли у изголовья, щипали и всячески дергали ребенка, чтобы он все время плакал и не спал. Ночница давала ему свою грудь или сама сосала его. Ночью залезала в гнезда к птицам, пила яйца и душила птенцов. Считалось, что особенно опасна она на закате солнца, так как легко приставала к засыпающему человеку. На закате запрещалось спать. Ее называли плачкой, криксой, бабицей, ночницей-переночницей.

Подобие болгарской и сербской вештице, очень похожа на восточнословянскую полуночницу. Ее еще персонифицировали, как ночную бессонницу и болезнью у детей. Как правило, это образ женщины с длинными волосами в черных одеждах, но чаще она была невидима, могла выглядеть как птица, летучая мышь, приведение или в виде блуждающих огоньков.

У южнославянских народов змей - это существо способное и на добрые поступки. Болгары полагают, что змей борется с демонами грозы. Считается, что у каждого поселения есть свой змей-защитник. Когда он погибает, то падает на землю в образе большой змеи или человека. А то место, на которое он упал, считается наиболее плодородным.

Чтобы ночница не беспокоила малыша, не оставляли пеленок на дворе, не выносили малыша после захода солнца из дома, не качали пустую колыбель или не оставляли ее открытой. В воде, которая простояла ночь, не стирали пеленок. Малыша, обязательно, окружали оберегами, кладя под подушку ветку чертополоха, дабы она отгоняла чертей. Над колыбелью подвешивались скрученные из тряпок куколки-куватки с головой-узлом. Лица у этих кукол не было. Первую такую куколку мать должна была сделать еще до рождения ребенка, когда была беременной. При ее изготовлении не должно было использоваться никаких острых предметов, и мать должна была класть ее к себе в кровать. После рождения ребенка она отправлялась к нему в колыбель, защищая его от сглаза и болезней. При этом произносили заговор: «Крикса-варакса, вот те забавка, с ней играй, а младенца не май». Перед сном следовало искупать малыша в настоях трав: ночник, полуночник или окурить этими растениями. Из тряпок или пеленок делали кукол и ставили на окно по нескольку штук или подбрасывали в чужую телегу на базаре.

При свершении обряда изгнания ночницы две женщины должны произносить диалог через порог, окно или печь, делая засечки на стенах или лить кипяток на гребень, веретено, щетку или иглу. Одна отрезала у ребенка прядь волос и на ее вопрос: «Что ты делаешь? - Отвечала. - Режу, парю, варю, гоню ночницу». На что другая, должна была ответить «Гони, чтобы она никогда не возвращалась».

Так же с просьбой об изгнании ночницы обращались к ее матери заре: «Заря-зарница, возьми свою ночницу на сей час!»

Считается, что это некий образ, которым пугают маленьких детей, не желающих ложиться в кровать: «Вот, если не ляжешь, то к тебе бука придет. Кто это такой не объясняли, ребенок сам себе представлял, что-то очень-очень страшное. Его еще называют бабайкой или бабаем. Эти духи и есть выродившиеся ночницы. Только разница заключается в том, что, если буками пугают маленьких детей, а ночницы пугают всех без исключения. У буки не хватает сил на взрослого человека, он просто не верит в них. Для того, чтобы изгнать бабайку, достаточно просто не выключать ночью свет, будто живет она только в темноте.

Вырождение этих существ - довольно грустная вещь, ведь их все знают и не надо объяснять кто это. Полуденницы, уже исчезли из сознания народа, будто их и не было, ведь долгое время с ними вели борьбу. Сейчас уже никто не сеет и не пашет вручную - для этого существуют комбайны и трактора. Крестьянский труд стал механизированным. Даже тепловой удар не стал таким загадочным, как было ранее, возникающим сам по себе. Исчезла тайна о светловолосых девах с васильковыми глазами.


НАРЕЧНИЦА.

Ею была пророчица в болгарской, чешской и сербской мифологии, посещающая ребенка на 3 ночь, после рождения. Она предсказывала его судьбу: наделяла долей, описывая его жизненный путь (женитьбу, рождение детей, болезни, смерть). У каждого человека была своя наречница. Изменить то, что она нарекала было невозможно. Если она предрекала трагические события, то этого не в силах были изменить ни Бог, ни святые. Она невидима для окружающих, только мать, родственница или случайный гость в доме способны услышать ее. Услышанное не разглашается, иначе человек наказывался существами из потустороннего мира (онемением или окаменением). Матери судьбу ее младенца могли предсказать во сне. Сон, увиденный в ночь прихода наречници, тщательно толковали.

Наречница живет на краю света или вместе с Солнцем; в христианской традиции - вместе с Богом в раю. Каждый день доносила до Бога, сколько в мире родилось младенцев, и узнавала их судьбу. В легендах говорилось, что бог устанавливает судьбу человека, а наречница лишь продолжительность жизни. Она определяла будущее (богатым или бедным он будет), в зависимости от обилия блюд на столе. С ней, как правило, приходили еще три наречницы - сестры (родственницы) с веретеном, карандашом и бумагой, вставали у изголовья кровати, у окна, очага или двери и произносили вслух, то что с ним должно случиться. После длительных споров между собой они записывали судьбу ребенка. Первая наречница предсказывала бедствия, вторая - добро, а третья - выслушивала своих сестер и примеряла их, высказывая последнее слово.

В сербской традиции старшая наречница предсказывала дату смерти, средняя - обрисовывала его физические недостатки, а младшая - рассказывала сколько лет он будет жить, когда пойдет под венец и с чем столкнется в жизни - какое счастье его ждет.

Если ребенок плакал по ночам, то считалось, что его душит наречница. После того, как ребенка посещала наречница, у него появлялась сыпь вокруг рта и оставались красные точки меж бровями, на подбородке, на носу. После посещения над ребенком читали молитву. В сказках распространенным мотивом был сюжет поиска несчастливым человеком своей наречницы в случае гибели невесты или жениха в день свадьбы или женитьбы сына на своей матери, гибели девушки и юноши в день шестнадцатилетия у колодца.

У западных болгар она называлась орисницей, рожделницей; в Сербии и Чехии - суденицей, подобно древнегреческим мойрам, древнеримским паркам, скандинавским норнам, самодивам и т.д. Одежда их была белой или черной, в руках были свечи. Это были красивые юные девушки, высокие и стройные, глаза у них были черные и длинные волосы. Либо это были безобразные старухи, в лохмотьях с выпученными глазами. Редко принимали облик мужчин - седобородых стариков. В некоторых мифах их описывали покрытыми перьями - тогда, человек, рассердившийся на свою наречницу, обещает повыщипать ей все перья.

К приходу наречницы готовятся заранее и стараются ее умилостивить - мать и ребенка не оставляют одних, нельзя гасить свет и присутствующие не должны спать.

Для защиты ребенка от злой наречницы - возле колыбели оставляют кочергу, чеснок, деготь или метлу. Чтобы задобрить ее - после обряда родин, оставляли неубранным стол с угощением, выпекали сладкую лепешку и раздавали всем соседям или клали под подушку новорожденному.

На малыша стоило надеть рубашку отца или матери, или повитухи, чтобы наречница не застала его голым. Его правая рука должна оставаться свободной, под подушку клали золотые или серебряные монеты, кольца, серьги. А рядом с кроваткой оставляли карандаш и бумагу. Если до этого в доме умирали маленькие дети, то малыша относили в другой дом, а в его кроватку клали какой-нибудь предмет.

В эту ночь не следует разговаривать или говорят только о счастливом и приятном, так же в эту ночь можно повлиять на будущий характер ребенка. На него следует одеть рубашку отца, что бы навсегда осталась привязанность к родственникам. Под кроватку кладут орудие труда: мальчику топор, девочке - ножницы. Ребенок не будет стеснительным, если возле кроватки оставить зеркало; будет спокойным, если в эту ночь покачать его в колыбели три раза.